Интервью | Геворг Горгисян: «Мы не позволим властям отвернуться от ценностей революции» ...
Май 15, 2019
В интервью OC Media Горгисян сказал, что трудно определить политически правящую коалицию «Мой шаг», лидер которой Никол Пашинян публично отверг идеологические обязательства. Постреволюционная Армения движется вперед, но Горгисян сомневается в том, что отсутствие ясности в позициях благоприятно скажется на демократическом процессе.

Горгисян назвал выбранную позицию о том, чтобы рассматривать Россию как единственного стратегического партнера страны, рискованной и предложил более многовекторный подход. В то же время он отметил, что «Светлой Армении» нравится нынешний подход Пашиняна к переговорам с Азербайджаном по Нагорному Карабаху, подчеркнув при этом необходимость развития оборонной промышленности страны.
Лидеру «Светлой Армении» удалось приглушить напряженность в отношениях между «Светлой Арменией» и «Процветающей Арменией», крупнейшей оппозиционной партией в парламенте, — он заявил, что конфликт разжигали СМИ и что двум партиям удалось найти общий язык по некоторым вопросам.
Он снова выразил разочарование по поводу того, что его партия считает недостаточным участием в содействии выполнению пятилетнего плана правительства, принятого в феврале. Он призвал вернуться к парламентской традиции, когда премьер-министры обращались к предложениям других фракций для окончательного представления плана.
Горгисян сказал, что вместо достижения «неотложных» целей, таких как программы социальной помощи, правительство должно разработать долгосрочный план экономического развития. По его словам, это означает проведение либеральной экономической политики для повышения конкурентоспособности, производства и экспорта большего количества товаров, переподготовки местной рабочей силы, поддержки технологических инноваций и обеспечения стабильной инвестиционной среды.
Он раскритиковал предложенные поправки к Налоговому кодексу, отметив, что они предлагают поверхностные изменения, которые не дадут ожидаемых результатов, заявив, что предложения его партии находятся в процессе разработки.
В интервью Горгисян поставил под сомнение подход Пашиняна к объединению министерств в качестве решения проблемы нефункциональных агентств.
Он сказал, что его партия все еще выступает за сокращение полномочий премьер-министра, потому что это, по его словам, привело к отсутствию законодательного контроля над службами безопасности.
Ниже приводим наш разговор.
Господин Горгисян, в ходе кампании досрочных парламентских выборов партия «Светлая Армения» позиционировала себя как партия, которая возьмет на себя роль оппозиции в парламенте. Вы получили 18 мест на выборах и сформировали третью по величине фракцию. Теперь, когда прошло некоторое время после выборов, как Вы думаете, вашей партии удалось стать настоящей оппозиционной силой?
Своей работой мы пытаемся стать той важной противовесной силой в парламенте, которая не позволит властям отвернуться от ценностей революции и повторить ошибки, с которыми столкнулась революция.
Теперь у оппозиции есть очень важная миссия, которая состоит в том, чтобы предотвратить повторение предыдущих ошибок, потому что, если окажется, что революция не привела ни к каким изменениям, это приведет к подавленности населения. Мы не имеем права допустить этого, и оппозиция играет здесь важную противовесную роль.
Помимо «Светлой Армении», в парламенте есть еще одна оппозиционная партия — «Процветающая Армения», которая имеет больше мест. Во время избирательной кампании между этими двумя партиями возникла напряженность, которая стала еще более заметной в ходе дебатов лидеров партий на общественном телевидении. Как бы вы оценили «Процветающую Армению», считаете ли вы ее оппозиционной, возможно ли сотрудничество вокруг какой-либо политической повестки дня или вопроса между двумя партиями?
Мы уже сотрудничаем по разным проектам. «Процветающая Армения» объявила себя оппозицией, и только общественность может и должна оценивать степень этого. Я считаю, что какая-либо политическая сила не может давать оценку, насколько хороша или лучше другая сила — решать должны граждане, и они сделают это на следующих выборах.
Что касается сотрудничества. есть несколько проектов, в отношении которых у нас схожие позиции, и мы пытаемся найти общий язык для сотрудничества по этим вопросам. На самом деле, напряжение создавалось в большей степени средствами массовой информации, чем реальной ситуацией, потому что поднятые нами проблемы носили исключительно политический характер. В некоторых случаях реакция «Процветающей Армении» была не политической и не правильной, но затем эти разногласия были преувеличены средствами массовой информации.
Несмотря на то, что Пашинян утверждает, что идеологии не имеют значения, какая, по вашему мнению, идеология у «Моего шага», учитывая их предлагаемые проекты, повестки дня и политику?
Это немного сложно, потому что «Мой шаг» — это альянс, где есть разные беспартийные члены. «Мой шаг» имеет большинство в парламенте, и для них важно иметь четкую позицию, чтобы общественность знала, чего ожидать от них в различных ситуациях.
У них нет четко определенной идеологии, если мы посмотрим на отдельных депутатов, мы увидим широкий диапазон [идеологий] — от ультраконсервативных националистов до неолибералов — и у них нет четкой концептуальной позиции или того, где они видят себя в поле из -измов.
Вы считаете это недостатком?
Я считаю, что это приемлемо, потому что это были внеочередные выборы, потому что после революции мы наблюдали ситуационные решения, события развивались очень быстро, и все политические партии сталкивались с трудностями.
Если мы хотим иметь хорошо развитую политическую сцену, партии должны соперничать друг с другом в своих идеологиях, а общественность должна учитывать, какой подход более конкурентоспособен и важен, и выбирать его соответственно.
В одном из ваших интервью вы упомянули, что «Светлая Армения» внесла предложения относительно плана правительства, и эти предложения не были приняты. Удалось ли выяснить причины этого?
У нас нет механизма внесения предложений по плану правительства. Раньше была положительная традиция, когда премьер-министр встречался со всеми фракциями, и у них была возможность представить свои предложения, и только таким образом можно было включить их в план.
На этот раз правительство направило утвержденный план в парламент, и мы могли только делать замечания: его нельзя было изменить. Единственный возможность изменить план заключалась в том, чтобы парламент не принял его, в этом случае правительство должно было быть распущено и сформировано новое правительство, которое предложит новый план. Очевидно, что никто не собирался этого делать.
С точки зрения установления позитивных традиций, правительству было бы полезно встретиться с другими фракциями, потому что нам удалось разработать документ с более чем 50 предложениями о поправках. Однако мы не смогли их представить и вынуждены были выразить свою обеспокоенность и поставить под сомнение план в наших выступлениях в парламенте.
Какие социальные проблемы, по вашему мнению,  требуют срочного решения?
Я бы не сказал срочного, скорее, долгосрочного решения. Предыдущее правительство не могло обеспечить систематические улучшения, потому что оно пыталось найти немедленные решения. Наиболее важным решением социальных проблем является создание рабочих мест, что означает экономическое развитие. Мы можем решить социальные проблемы только через экономическое развитие.
Правительство не может раздавать пособия по безработице бесконечно. Социальные программы должны заключаться не в том, чтобы раздавать деньги, а в том, чтобы подготовить людей к выходу на рынок труда и поддерживать их в течение некоторого времени, пока они посещают специальные учебные курсы.
Подготовка людей к выходу на рынок труда должна стать основой социальной политики. И затем, необходимо сфокусироваться на осуществлении либеральной экономической политики и создании предсказуемой инвестиционной среды для инвесторов.
С одной стороны, даже местные инвесторы хранят деньги и не делают инвестиций, это связано с нестабильной политической ситуацией, выборами, революцией и так далее. С другой стороны, процесс начался, но у нас еще не было этого инвестиционного бума. Есть некоторые инвестиции, мы не можем этого отрицать, но нам необходимо больше, но для большего нам нужны ясные и предсказуемые экономические условия — прежде всего, новый Налоговый кодекс.
Говоря о налоговом кодексе, что вы думаете о предлагаемых поправках о введении единого налога?
Действующий Налоговый кодекс был разработан для теневой экономики — все было организовано таким образом, чтобы гражданам было выгоднее уклоняться от уплаты налогов и становиться частью системной коррупции. Однако теперь, когда у нас нет коррупции, Налоговый кодекс должен быть полностью изменен, но предлагаемые поправки являются лишь поверхностными изменениями.
Единый налог вводится таким образом, что подоходный налог снижается, но вместо этого увеличиваются косвенные налоги, что неприемлемо для такой страны, как Армения, особенно с учетом того, что это приведет к росту цен, что, в свою очередь, вызовет серьезные социальные проблемы.
Здесь необходимы долгосрочные цели, например, внедрение новых технологий и технических инноваций в экономику, потому что без этого невозможны ни экономическая революция, ни экономические чудеса. Если вы продолжаете производить те же продукты, используя те же методы, вы не становитесь конкурентоспособными на международном рынке. Если вы не конкурентоспособны, вы не увеличиваете экспорт, а только благодаря увеличению экспорта мы можем добиться серьезного экономического развития.
Для этого нам нужно использовать наш научный потенциал, и нам нужно создавать этот потенциал, потому что у нас есть серьезные проблемы в сфере науки и образования, в них нет никаких признаков изменений.
Кроме того, нам необходимо понять проблемы, повысить роль школ и университетов, которые необходимо преобразовать из учебных заведений в научные центры и университеты, обеспечивающие экономику инновациями.
Когда этот цикл образования-науки-экономики начнет работать, наша экономика будет стремительно расти, и это, в свою очередь, приведет к решению всех других проблем. В настоящее время мы разрабатываем предложения относительно единого налога и скоро опубликуем их.
Каковы ваши предпочтения во внешнеполитическом векторе? Кажется, «Светлая Армения» воспринимается как проевропейская партия.
Мы проармянские, а это значит, что мы защищаем интересы Армении. Однако мы считаем, что иметь только одного стратегического партнера — Россию, — как было упомянуто в правительственном плане, довольно опасно и небрежно, учитывая нашу геополитическую ситуацию и глобальные события.
Нам нужно добиться стратегического партнерства с ЕС, нам нужно углубить отношения с Ираном и Грузией. У нас есть только один путь к морю через Грузию, и есть много проблем с Грузией, о которых очень редко говорят. У нас есть армянская община [в Грузии], которая сталкивается с многими проблемами, община недовольна послом Армении там.
Продолжая свое стратегическое партнерство с Россией, Армения должна не исключать, а углублять и развивать отношения с другими центрами силы, выводя эти отношения на уровень стратегического партнерства.
Есть ли у вас видение и предложения по урегулированию нагорно-карабахского конфликта?
Нам нравится нынешний подход правительства к проблеме Нагорного Карабаха. У нас есть вопросы безопасности и статуса Нагорного Карабаха, обсуждается вопрос подготовки людей к миру.
Люди в Армении давно готовы к миру, и мы живем мирно, но у нас есть проблема, потому что, пока в Азербайджане существует армянофобская пропаганда, мы не можем говорить о компромиссах, и пока существует риторика об уничтожении армян и Армении, победе над Ереваном, мы должны говорить о сохранности наших границ. Для этого нам необходимо развивать нашу оборонную промышленность, развивать нашу экономику и науку, спонсировать и вносить новые импульсы в оборонную промышленность. Для этого нам нужно работать ежедневно, и мы не можем терять время.
Какие законодательные инициативы и предложения по поправкам вы намерены представить в парламент в ближайшее время?
Есть несколько инициатив. Вскоре мы собираемся обсудить структуру правительства — мы продолжаем говорить, что необходимо отказаться от суперпарламентской системы [в которой премьер-министр обладает широкими полномочиями]. Нет ни одной страны с парламентской системой правления, в которой правоохранительные органы — полиция, служба национальной безопасности и налоговая служба — были бы вне контроля парламента.
Конечно, согласно конституции, парламент контролирует правительство, но проблема в том, что только члены правительства обязаны приходить в парламент для слушаний и запросов, а это означает, что вышеупомянутые органы не находятся под контролем парламента, поскольку они официально не является частью правительства, хотя они находятся под контролем премьер-министра.
Нашим приоритетом является преобразование всех этих правоохранительных органов и налоговой службы в министерства. Мы также считаем, что закрытие Министерства сельского хозяйства и Министерства культуры и объединение их с другими, уже перегруженными министерствами неэффективно: если что-то не работает, вы не можете просто закрыть это, вы должны заставить это работать.

Share via:
Парламентские выборы 2018г.
Выборы Авагани Еревана 2018г․
Выборы Авагани Еревана 2017г․
Парламентские выборы 2017г.
Грант А.Саркисов
Магда Арсенян
Грант Айвазян
Карине Гукасян
Астхик Аветикян
Србуи Григорян
Ашхен Тандилян
Нара Оганисян